27 червня 2019 • № 26 (1562)
Rss  

Записки провінційного архітектора (з книги Лева Вайнгорта)

Музей на родине Гоголя

Впервые я попал в село Васильевку, на родину Гоголя, в 1944 году, когда по заданию облисполкома поехал посмотреть, что можно сделать на месте уничтоженной в войну мемориальной усадьбы писателя.

(Говорят, что фашисты подожгли село и усадьбу, чтобы ночью освещать дорогу отступавшей механизированной части, застрявшей на нашем жирном черноземе).

Помню, вышли мы из машины посреди пустого холма. Вокруг – пустыня.
– А где же люди? – спрашиваю у провожатого.
– Люди зараз будуть, – отвечает. И бьет в рельс, привязанный к дереву.

И вдруг, откуда ни возьмись, откуда-то из-под земли появляются люди. Все село жило в землянках.Не осталось там ни одной хаты. Тогда мы ограничились установкой памятного знака на месте гоголевских пенат.

Потом много раз бывал на том месте. Село потихоньку восстанавливалось. А на холме, где стоял дом Гоголей и располагался их парк, рос один только репейник (будяки, как говорят в тех местах).

1 квітня 1984 року. Під час урочистостей у Гоголевому. На передньому плані – перший секретар обкому КПУ Федір Моргун (зліва) та Лев Вайнгорт (перший справа).
Фантастические будяки. Я таких не видел нигде – выше человеческого роста.Будяки, пруд и дух над водой. Дух Гоголя.
Пожалуй, именно картина полного запустения гоголевского имения подвигла меня предложить студентам курсовую работу: «Восстановление гоголевской усадьбы».

Почему так вышло? Ведь на Полтавщине проявляли немало забот о восстановлении писательских мемориалов: Короленко, Панас Мирный, Котляревский... А тут все-таки Гоголь. Звезда первой величины.

Сошлось много причин. Во-первых, в сравнении с другими слишком большой объем. Несколько зданий, пруды, парк...
Во-вторых, считалось, что кроме нескольких рисунков и фотографий фасада, нет данных о доме. Что там было внутри?
В-третьих, не было энтузиаста восстановления. Таких, как дочь Короленко, сын Панаса Мирного, полтавские исследователи Котляревского.

И, может быть, самое главное: гоголевская усадьба. При жизни не было у него постоянного жилья. И после смерти не было музея ни в Петербурге, ни в Москве... Год за годом писались курсовые. Потом пошли дипломы. И оказалось, что не все так безвозвратно утеряно.

Кроме фотографий и рисунков фасадов домов, нашлись многочисленные описания и усадьбы, и внутренности зданий (особенно флигеля, где, по преданию, он писал второй том «Мертвых душ»). Описывали многочисленные посетители этих мест, в том числе видные деятели русской культуры, потому что гоголевская усадьба стала в прошлом веке местом паломничества.

А больше всего помог сам Гоголь. Он любил свое родовое поместье. И часто в письмах матери давал подробные инструкции по поводу того, что и как там сделать. Какие окна, какие колонны на фасаде, какие «ламбрекены» вешать. Шлет он матери «перспективу Невского проспекта» (набор прекрасных литографий) и одновременно указание: в какой комнате, на какой стене и как развесить.

В Таллинне случайно в букинистическом магазине обнаружился альбом фотографий «Родина Гоголя», выпущенный в начале века полтавским фотографом-художником Хмелевским.

В общем оказалось, не так страшен черт...

Музей-заповідник М. В. Гоголя відкрито.
И появились энтузиасты. Идея восстановления гоголевского имения, кроме меня, увлекла полтавского художника Виктора Батурина.
Третьим стал тогдашний заместитель начальника областного управления культуры Дмитрий Павлович Кальной.
На многие годы для нас троих это стало делом нашей жизни.

В Полтаве нас поддержали. Но нужны были деньги, экспонаты, помощники...

Историю наших трехлетних приключений в московских и киевских инстанциях, контактов с писателями, музейщиками и черт-те с кем еще в столицах и не столицах, мистических (в стиле Гоголя) совпадений и фантастических везений я напишу когда-нибудь отдельно.
Кончилось все тем, что музей стоит.

Берите билет на автобус до Васильевки, езжайте и смотрите, что у нас там вышло.

Не тот Христос

Рядом с усадьбой находится усыпальница родителей Николая Васильевича Гоголя.

Естественно, ведя реконструкцию имения, мы не могли не восстановить первоначального вида могилы родителей.
Тем более, что фотографий хватало. На них ясно был виден литой крест с распятием, установленный на гранитном пьедестале.
Так мы и сделали. Крест вы­полнили из бронзы и установили на гранитный блок. На кресте – рельеф распятого Христа.

А когда уже завершилось устройство металлической ограды вокруг могилы, республиканскому и областному руководству поступило письмо от местного пенсионера, бывшего учителя о «страшной крамоле». «Куда смотрите?! Над могилой православных родителей Гоголя установили крест с католическим униатским распятием Христа!».

Дело в том, что фигура Христа была изваяна пригвожденной не четырьмя гвоздями, то есть по гвоздю в каждой руке и ноге, а тремя гвоздями, из которых по одному в руки и один – в скрещенные ступни ног, что соответствовало католическим униатским канонам при изображении распятого Христа.

Надо признаться, мы, авторы реставрации, не только не знали этих деталей, но не придали бы им внимания, если бы и знали. Безграмотность наша во всем, что касалось религии, была на высоком уровне. Завертелась переписка-обсуждение, и мы с заместителем начальника областного управления культуры Д.П.Кальным вызваны были в республиканское управление по делам религиозных культов, где нас пре­ду­предили: в случае, если не будет исправлено униатско-католическое изображение распятого Христа на православное, мы можем лишиться партийных билетов.

При анализе выяснилось, что на разработанном полтавским архитектором Сашей Белецким чертеже надгробья были указаны лишь общие размеры креста с горельефом в массах, поскольку имелось в виду, что в республиканских реставрационных мастерских, где изготавливался весь памятник, скульптор уточнит и проработает детали горельефной фигуры распятого Христа. Выяснилось также, что действительно скульптор добросовестно отнесся к порученному ему делу и по гравюре Микеланджело выполнил горельеф со скрещенными лодыжками ног, пробитых одним гвоздем. (Микеланджело как католик изобразил каноническое католическое распятие Христа, а киевский скульп­тор из реставрационных мастерских как безбожник, не зная всех тонкостей различий православного и католического изображения распятия, выполнил горельеф по наиболее авторитетному, на его взгляд, источнику).

В общем, как говорится, факты подтвердились. Неясной оставалась только возможная формулировка партийного взыскания – за искажение образа Христа? Или, может быть, за религиозную безграмотность?

Если оставить в стороне угрозы по партийной линии, надо признаться, что мы были неправы. Тем более, занимаясь восстановлением памяти глубоко религиозного человека. Но раскаяние – еще не решение. Как раздвинуть ступни Христу?

Все шло в тому, что придется лепить и отливать новый крест. Специалисты были наготове. Но срок... Но средства...

А решил дело заместитель директора создававшегося заповедника Н.Д.Петров.

Он оградил от любопытных взглядов уже реставрированное надгробье, снял с него крест, зарядился основательным «могарычем» и повез скульптуру к мастерам в Киев, где при помощи автогена «разомкнули» лодыжки изваянного Христа.

На пятый день исправленный крест был водружен на гранитный пьедестал.

Прибывшая из Киева и Полтавы проверка удостоверила абсолютное соответствие всех деталей распятия православному канону.
Получив такой наглядный урок важности ритуальных решений, я иногда беру старые фотографии надгробья на могиле родителей Гоголя и пытаюсь высмотреть, как оно было с ногами Христа тогда на самом деле.

Потому что не уверен, был бы доволен проделанной нами операцией их сын, как известно, перешедший в католичество.
Но темны дела эти для нас, проживших всю жизнь в яростном атеизме...

Колокол

В 1982 году был совершен «бартер» при сборе экспонатов для сооружаемого заповедника-музея Гоголя. Мы случайно узнали, что на маслобойне соседнего колхоза в качестве сигнального устройства, предупреждающего перелив из верхнего бака подсолнечного масла, служит небольшой медный колокол из разрушенной в 1952-1953 годах церкви села Гоголево (бывшая Яновщина).

Туда направилась для обследования и переговоров группа сотрудников нашего заповедника-музея, имея при себе «могарыч». Им удалось на маслобойне договориться и за две поллитровки сорокоградусной выменять медный колокол с церкви, которую соорудили в Яновщине родители Гоголя в честь его рождения.

Поллитровки пошли по назначению, а колокол находится в музее. Будете – обратите внимание.
Павєл Москалюк, 31.10.2012, 14:041054
ПнВтСрЧтПтСбНд
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
<травень